Ваш город: Не выбрано

Сто лет спустя

Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Страницы: 1
RSS
Сто лет спустя, Джунгарский Алатау.
 

Сто лет спустя.

Собираясь в экспедицию в Джунгарский Алатау,  я перебирал архив и  нашел   старый отчет об охоте одного замечательного джентльмена.   Отчет не имеет никакого отношения  к теме нынешней экспедиции, кроме одного, действие разворачивалось у перевала  Сельке, где кровью писался последний акт жуткой драмы, именуемой гражданской войной в Семиречье.  Спустя почти десять лет мы хотим вернуться в эти места, но с другой целью.  Когда говорят о гражданской войне, вспоминают Дон, Сибирь, Украину, а в Семиречье как будто и не было никакой войны. Но  это не так. Страшная бойня унесла жизни  трети населения края. При этом по большому счету красные с белыми так и не встретились .  Третья туркестанская дивизия под командованием будущего маршала Белова вышла из Ташкента и завязла в боях с  сельчанами, которых называли «белыми», а Семиреченская армия под командование атамана Анненкова вышла из Семипалатинска и на полтора года завязла в боях с сельчанами, которых называли «красными».   Те  сельские труженики что оказались между ними  поняли, что заниматься крестьянским трудом нет смысла, все равно придут вооруженные мужики и все отберут . Крестяне бросали свои поля, брали в руки винтовки и уходили в горы. Если они оказывались в тылу у красных, то они считались белыми, и наоборот.  Кстати, знакомом со школы произведение Фурманова «мятеж» ситуация написала хоть и тенденциозно, но относительно правдиво.   Фурманов  достаточно ясно описал процесс превращения мирных людей в кровожадных волков.   Просто сто лет,  и хотя мы никогда не узнаем каков   был  реальный человек Борис Аннеков, но этот образ до сих пор имеет  столько же пламенных сторонников,  , сколько и яростных врагов.


Но об этом потом, а   для начал старый отчет.

Во время одной из экспедиций в Джунгарский Алатау наш небольшой отряд забрался в верховья реки Тохты. У перевала «Сельке» мы разбили лагерь у самой границы, в глухом урочище — «Орлиное гнездо». Говорят, так его назвали партизаны атамана Анненкова, коротавшие здесь последние месяцы перед исходом в Китай.

Наш клиент Уберто съел положенную порцию овсяной каши и ушел в палатку, а мы долго сидели у костра. Бесконечные разговоры у   о зарытом золоте, о старом маузере и   шашке с серебряным эфесом, что наш проводник Саня нашел в пещере,  об истлевших в горах скелетах, хранящих тайны былых преступлений, долго не давали уснуть. А когда мы, наконец, забрались в спальники, мрачное место продолжало пугать нас звуками маленьких ночных трагедий: лес наполнился торжествующими криками хищных птиц и предсмертными воплями их жертв.

Плохо выспавшись, утром мы наспех позавтракали и отправились к верховьям реки, где Уберто в шесть лет тому назад   видел   марала своей мечты.  Тогда он упал с лошади, вывихнул ногу и вынужден был улететь в Штаты, и вот спустя семь лет  он вернулся, потому что все эти годы ему снился марал с перевала Сельке.  

Уберто уже седьмой десяток.   Он итальянец, но давно уже живет в Америке.  Он очень богат.  У костра, небритый,  в охотничьей куртке  он совсем не похож на свои  изображения с  фотографий, где он в смокинге позирует рядом с Бушем Старшим и королем Испании Карлосом.

- Я об одном жалею, когда я был молод, - говорил Уберто, - я ездил в Африку, а когда состарился, стал ездить на горную охоту. Нужно было наоборот. А силы  уже не те!   Тяжело мне по горам сейчас ходить.

  Уберто -  замечательный клиент, с  его питанием нет ни каких проблем: утром овсяная каша, в обед гречневая, а вечером сухофрукты.  

- Когда я охотился в Африке,   я курил кубинские  сигары и каждый день выпивал бутылку виски, - мечтательно  сообщил  Уберто, потягивая  фруктовый чай.  

Пожилой джентльмен  с трудом  мог подниматься в гору  пешком, но зато в седле мог сидеть  по 12 часов в сутки, и не боялся самых крутых обрывов. .

Весь день низкорослые, но выносливые лошадки породы джабэ самоотверженно карабкались по скользким склонам, ежеминутно рискуя свалиться вместе с нашими грузами в пропасть. Наконец мы нашли удобное место для лагеря, оставили там одного проводника с лошадьми, а втроем отправились к верхней границе леса, где,   проходит гон у маралов.

Было тихо, только шумела река внизу, но ближе к вечеру долина стала наполняться сначала неуверенными и тонкими, но постепенно восходящими до мажорных тонов голосами маралов. Не знаю, кого эти звуки волновали больше: маралух или нас, за гребнем увала ожидавших начала представления. Мы выбрали удобное место в партере: прямо над вытоптанным лугом, уже много веков служившим сценой маральих турниров. С одной стороны поляна освещалась уходящим закатом, а с юга по кронам елей уже карабкалась вверх молодая луна.

И вдруг занавес упал, как всегда, неожиданно! Из чащи на лесную опушку вышли главные действующие лица: маралухи с уже подросшими телятами и старый хозяин гарема. Он носился вокруг стада, всем своим видом — откинутыми назад рогами и гордо выпяченной грудью — демонстрируя отвагу и темперамент героя-любовника. Если какая-то оленуха удалялась в сторону, он яростно бросался за ней и не очень джентльменским ударом здоровенных рогов заставлял подругу вернуться в семейный строй.

За главными героями со стороны наблюдала холостяцкая компания 2–3-летних самцов. Подростки уже готовы принять участие в свадебных играх, но мощные рога и грозный вид взрослого марала заставляли их держаться на почтительном расстоянии.

От каждого резкого движения самца молодежь в панике рассыпалась веером по травянистому склону, но через несколько минут успокаивалась и возвращалась на допустимое этикетом расстояние.

Вдруг из-за вершины холма раздастся тонкий писк, от которого хозяин гарема подскочил и завибрировал всем телом. Писк приближался и перерос в угрожающий рев. В ответ марал испустил такой же страстный вопль и бросился навстречу невидимому противнику. Уже начал сгущаться сумрак, но на вершине хребта, в просвете между силуэтами елей еще хорошо было видно схватившихся в поединке оленей. Драка наполнила ущелье топотом, треском веток, глухими ударами рогов и тяжелым сопением.

А самки продолжали спокойно пастись на склоне, делая вид, что мужские забавы их мало заботят.

Воспользовавшись суматохой, к гарему приблизились молодые маралы и, понимая, что времени у них в обрез, принялись нетерпеливо, без лишних церемоний, ухаживать за чужими женами. Все получили от ворот поворот, но один особо настойчивый трехлетка, похоже, нашел общий язык с небольшой важенкой.

На вершине холма кипел нешуточный бой, от которого зависела судьба семьи: если пришелец окажется сильнее, хозяина гарема ждет печальная участь одинокого изгнанника. Самцы мутузили друг друга на совесть. На этот раз старому самцу повезло — он оказался сильнее, а может, ему помогло осознание своих прав. Высокий социальный статус иногда позволяет хозяевам гаремов побеждать даже более сильных соперников. В этом проявляется какая-то мудрая справедливость природы. Но сколько бы он ни побеждал, рано или поздно он проиграет и будет изгнан из стада за то, что состарился и ослаб. И в этом тоже есть жестокая мудрость борьбы за выживание.

Получив взбучку, непрошеный гость укрылся в чаще леса зализывать раны, а победитель, чуть прихрамывая, но с гордо поднятой головой вернулся в лоно семьи. Тут его радость победы несколько померкла при виде возмутительного зрелища: молодой шалопай без всякого уважения к возрасту и социальному статусу старого рогоносца пытался нахально добавить еще один отросток к его и без того ветвистым рогам. Увидев старика, трехлетка испуганно заметался и кинулся прочь. Разгневанный супруг яростно погнался за ним, но далеко преследовать не стал. Видимо, уже не надеясь на своих ветреных подруг, он не решился оставлять их надолго без присмотра. Тем более, что приятели молодого донжуана курсировали в опасной близости от стада.

Старый самец достойно преодолел все посланные судьбой испытания, но жестокой фортуне было угодно столкнуть его в этот вечер с еще более хитрым и коварным врагом, перед которым все его тысячелетние инстинкты оказались бессильны. Не успел он разогнать нахальную молодежь и перевести дух, как снова раздался призывный рев — на этот раз он исходил из-за увала гребня, за которым скрывались мы.

Наш проводник Саня с помощью хитроумного приспособления из гофрированного шланга искусно имитировал новый вызов на бой. В этом звуке был зашифрован приказ, ослушаться которого старый самец никак не мог. Колебания воздуха превратились в биохимический процесс — произошел выброс адреналина в кровь, и вон уже обезумевший от бешенства марал с тяжелым топотом приближается к нам. Хотя уже почти стемнело, но мы отчетливо видим на его губах пузыри пены и слышим хриплое дыхание. В 15 метрах он остановился, вскинул голову вверх и затрубил свой последний гимн. В горячке маралы часто выскакивают прямо на засаду и даже могут атаковать стрелка, если тот не успеет всадить пулю в распираемую ревностью грудь зверя.

На этот раз пуля попала точно в цель, марал зашатался, сделал несколько шагов в нашу сторону и вдруг надломился и опрокинулся навзничь. Эхо выстрела разнеслось по ущельям. Самки с детенышами вспорхнули, как стая испуганных птиц, и исчезли, прошелестев в сухом подлеске. В нависшей тишине где-то простуженным голосом неодобрительно рявкнула косуля.

Это был не тот марал, который  снился Уберто, но все равно он был не плох.  По системе SCI тянул где-то на 270 -300 пойнтов.  Правда при падении  верхушка одного рога обломалась, но мы с Саней облазали весь склон, и нашли злополучный  обломок.  Его можно приклееть эбоксидной смолой и рога будут как новые.     Нужно было свежевать добычу и тащить вниз, в лагерь. Уже совсем стемнело, а батарейки у фонарика как назло сели. Саня с Кайратом кромсали тушу в темноте на ощупь. Все мясо в рюкзаки не поместилось — взяли только вырезку. До лагеря добирались напрямик без тропы, Уберто часто поскальзывался в мокрой траве, а в зарослях шиповника ободрал руки.

В лагере Уберто  попил  фруктового чаю с сухофруктами   и  залезли в палатку.  Может быть,  ему было немного грустно от того, что охота закончилась,   и марал   оказался не тот, что снился ему семь лет,  и он уже не может  подниматься на крутые склоны, и курить кубинские сигары и выпивать по бутылке виски в день, и даже все его миллионы не могут тут ничем помочь.   Каират  и Саня еще могли подниматься по склонам и выпивать по бутылке, если не виски, то во всяком случае талгарского спирта, поэтому фруктово-овсяная диета их категорически не устраивала.   Они сделали каурдак из печенки. Донышко бутылки со спиртом  грозило показаться гораздо раньше, чем нам бы того  хотелось.

   Я в ту ночь  провалился в тревожный полусон-полубред.  Все снилось, будто я сам нажимаю на курок, а выстрела нет: то ли ружье дало осечку, то ли палец онемел в самый решительный момент, то ли я сам старался подправить свой сон так, чтобы выстрела не было.

А потом вдруг марал исчез, а Орлиное гнездо наполнилось фантастическими призраками: засверкали отблески костров и полилась безысходная  песня. Атаман переходил от костра к костру, подсаживался к огню, разговаривал с бойцами, многих из которых он знал в лицо; он всегда умел находить простые и понятные бойцам слова.  Он говорил, что борьба  еще не окончена, что уход на чужбину — это временный тактический ход.   Они   еще вернутся  и  выбьют красных из родных станиц.

Казаки хмелели и пели песни, и никто не заметил, как атаман куда-то исчез. Никто не обратил внимания, что глубокой ночью бойцы из личного конвоя командующего бесшумно подогнали к личной палатке Анненкова несколько лошадей. Их копыта были обмотаны кошмой. В полном молчании конвоиры вьючили на коней какие-то ящики, а высокий стройный человек в бурке с накинутым башлыком молча смотрел на их работу. Никто в лагере не заметил, как небольшой конный отряд растворился в темноте горного леса…

Золото, выделенное Колчаком на закуп вооружения в Китае, в эту ночь бесследно исчезло и до сих пор не найдено. Хотя искать его пытались многие: и лекари в китайской тюрьме, и мастера заплечных дел из семипалатинского НКВД. Командующий семиреченской армией Борис Анненков был расстрелян в 1927 году и унес эту тайну с собой.  

Для меня образ атамана Аннекова всегда был загадкой. Кем он был?  Героем? Злодеем? Авантюристом?  Психически больным человеком?  Наверное, в какой-то мере  и тем и другим и третьим. Атаман Краснов, один из  будущих лидеров Белого движения, находясь в должности  командира  Жаркентского  гарнизона,  характеризовал своего подчиненного Бориса  Анненкова, как  лучшего командира сотни.  Но Анненков  плохо сходился с людьми,   был заносчивым и вспыльчивым.  Был очень амбициозен.  Ради  своих амбиций   мог пойти на любые жертвы.  Не жалел ни себя ни других. Однажды  на спор  в одиночку прошел  400 км через весь  Джугарский Алатау, похудев на 20 кг.   В Первую Мировую  командовал специальным диверсионным отрядом пластунов. Совершал длительные рейды по германским  тылам.  Награжден  множеством  боевых наград. После развала фронта, отказался разоружать свой отряд,  и захватив состав прибыл в Омск. Одним из первых по своей инициативе начал антибольшевистское восстание. Был назначен Колчаком командующим Семиреченским фронтом. Получил звание генерал-майора.  Прославился исключительной смелостью и исключительной жестокостью.  В захваченных селах    вырезались  не только коммунисты, но и члены их семей.    В Китае сидел три года в тюрьме.  Ходили слухи, что китайцы подсадили его на морфий, пытаясь узнать тайну золотого обоза.  По советской версии , агенты ЧК  в 19627 его выкрали на территории  Китая и под  дулом револьвера на пассажирском поезде вывезли в СССР.  Судя  дошедшим до нас сведениям о характере и боевых навыках бывшего командира подразделения пластунов ( что примерно соответствует современному разведспецаназу ГРУ) трудно представить, что агентам ЧК удалось бы его несколько суток насильно удерживать в пассажирском поезде. По другой информации он вел переговоры с советскими спецслужбами и возможно получил какие-то обещания занять крупный военный пост в СССР.  Но в СССР он был отдан под суд и рссстрелян.

На суде всплыли нехорошие факты из  военной истории атамана.  Если показания выступавших на суде бывших сослуживцев Анненкова могли быть инспирированы следствием, но      в эмигрантской прессе звучали обвинения,  которые нельзя было списать на происки НКВД. Генерал Бакич бежавший из под Оренбурга с отступающими частями атамана  Дутова, с группой офицеров прибился к армии Аннеонкова. В  своём письме, адресованном генералам Н. С. Анисимову, А. Н. Вагину и Г. М. Семёнову, Бакич отмечал, что «способ командования и порядки в партизанских частях атамана Анненкова, где не соблюдались основные требования военной службы, отрицались законность и порядок, допускались невероятные бесчинства и грабежи, как по отношению к мирному населению деревень и станиц, а равно и по отношению к чинам моего отряда.      Часть их этих обвинений Анненков признал на суде.


Вот цитата из его признания , опубликованного  в советской прессе.  

« Среди отступавших находилось несколько офицерских семей. В частности полковника Луговских, семья моего помощника Мартемьянова, семья Асанова, [жена и дочь] вахмистра Петрова, а также было много больных и раненых. Из-за трудностей с продовольствием при подходе к перевалу Сельке (я назвал его «Орлиное гнездо») мною был отдан приказ коменданту лагеря полковнику Сергееву организовать эвакуацию всех этих людей. Наутро мне стало известно, что ночью семья Луговских была задержана офицером Васильевым, женщины изнасилованы и порублены. Я приказал тотчас же арестовать пост, произвести расследование. Во время ареста Васильезу удалось сбежать, остальных причастных к случившемуся доставили в лагерь. Как показало дознание, семьи Луговских и Мартемьянова не подчинились распоряжению коменданта и не явились вовремя на сборный пункт для эвакуации. Они пошли самостоятельно, в результате попали не в ту щель, которая вела в китайские пределы, а в ту, что шла в Советскую Россию. Здесь их задержал часовой, потребовавший вернуться обратно. Васильев и другие офицеры на посту оказались в нетрезвом состоянии, а потому между ними и полковником Луговских произошел резкий разговор c обоюдной стрельбой. Васильев застрелил полковника Луговских. После этого изнасиловали и изрубили семью Луговских и остальных. Только одна дочь вахмистра Петрова убежала. По моему приказу восемь человек, виновников случившегося, приговорили к расстрелу».


     Это в фильмах хорошие парни  с рождения и до смерти хороши во всем: отважны, честны и добры как ангелы. А на грешной земле сейчас  военные психологи пришли к выводу, что только два процента мужчин психологически способны быть эффективными солдатами.   И именно эти же два процента в  мирной жизни рекрутируются в криминал.  У них пониженное восприятие риска, пониженный болевой порог и отсутствует чувство жалости к себе и другим.    Зато у них  повышенная стрессоустойчиость   и  способность быстро принимать решения в таких  ситуациях, в каких большинство людей  перестает соображать.  В    боевой обстановке такие люди  способны действовать намного  эффективнее прочих людей.   Специальные службы военных психологов ищут таких  людей , чтобы формировать из них отряды   специального назначения.  Таким образом общество достигает двух целей: потенциального врага общества превращается в ценного солдата,   жестокость  и сила характера которого служит на благо общества.  Анненков, без сомнения был одним из таких людей.  И в нем могли уживаться два человека:  солдат и преступник.  В зависимости от ситуации он мог быть и тем и другим.  Запредельная жестокость гражданской войны в Семиречье на самом деле могла пробудить в герое войны зверя.

Изменено: Ph kz - 20.05.2017 13:05:58
 
Класс! Надо найти это золото!
 
Прочитал с удовольствием. Маралы, козлы, Уберто, Анненков. Интересная история, все закручено и сплетено.
 
 
Зачитался! Классный экскурс в историю края!
 
Как всегда исторически увлекательно и стилистически выдержано в духе Ph ага. Мне лично при посещении тех мест рассказывали, что одна из версий была та, что золото пошло на изготовление пуль для винтовок. И за нее говорил тот факт, что когда то находили в березе или березах эти пули, насколько это правда не знаю, но непременно под впечатлением таких замечательных рассказов надо снова посетить исторические горы.
Страницы: 1
Читают тему
Список просмотренных товаров пуст
Список сравниваемых товаров пуст
Список избранного пуст
Ваша корзина пуста
AlfaSystems GoPro GP261D21