Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти
 
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 59 След.
Министр туризма и окружающей среды Намибии, Очень яркая речь
 

Министр туризма и окружающей среды Намибии, а так же почетный член «Ассоциации профессиональных охотников Намибии» господин Pohamba Shifeta выступил с речью на международной конференции по проблемам сохранения окружающей среды Африканского континента «Pathways Africa». Президент «Ассоциации профессиональных охотников Намибии» (NAPHA ) Danene vd Westhuyzen в статье изложил позицию правительства Намибии в вопросах устойчивого использования дикой природы.


«Ассоциация профессиональных охотников Намибии» в этом году отмечает сорок пять лет с момента своего основания. За это время нам удалось много добиться, и мы этим гордимся. Оглядываясь назад, в глубь истории, мы яснее понимаем сегодняшние проблемы. Опыт прошлого помогает нам избегать прежних ошибок и становиться лучше. Он помогает нам понять глубинные механизмы взаимоотношений человека и природы. Принимая решения, мы должны учитывать законы общественной психологии, понимать природу поведения каждого отдельного человека и общества в целом. Наши нравственные законы и моральные нормы вырастают из прошлого, эволюционируют вместе изменяющимся миром и формируют нашу национальную идентичность.


Охота в Намибии исторически являлась очень важной частью национальной культуры, а сейчас она стала основой модели сохранения дикой природы. Устойчивая охота приносит пользу местным общинам, популяциям диких и природным экосистемам. Двадцать лет назад общая численность населения Намибии составляла 1,655 миллиона человек, с плотностью 2,01 человека на квадратный километр. А сегодня 2,587 миллиона человек. Через десять лет оно увеличится до трех с половиной миллионов. Но несмотря на рост населения, в Намибии до сих пор остались обширные территории неизмененной дикой природы, на которых дикие животные находятся в состоянии естественной свободы. За последние 20 лет мы доказали, что устойчивая охота способствует сохранению дикой природы и естественных ландшафтов. Заинтересованность населения в сохранении дикой природы привела к тому, что сейчас на 70 % территории страны действует та или иная форма ООПТ. На большей части из них допускается устойчивое использование. Несмотря на рост нашего населения, численность слонов за двадцать лет увеличилась с 7000 до 23 500 особей. На северо- западе популяция львов выросла с 20 до 150 человек. У нас есть крупнейшие в мире популяции гепарда и черного носорога. Сейчас у нас в Намибии численность всех видов диких животных выше, чем за последние 150 лет.

Почему тогда принятая нашей страной стратегия охраны природы сталкивается с таким экстремальным давлением на всех фронтах? Наше Министерство окружающей среды и туризма, а так же (NAPHA) , ученые из международных организаций, проводящие исследования дикой природы на территории страны, в ежегодных отчетах отмечают высокую численность диких животных. Это признанный факт, что в охотничьих угодьях качество естественных ландшафтов выше , чем на сельскохозяйственных, и диких животных намного больше. Тем не менее, мы сталкиваемся с агрессивными кампаниями по борьбе с охотой, культивированием ненависти к охотникам, и даже угрозами смерти! Вводятся международные запреты на импорт трофеев, даже на авиабилеты для охотников и сборы за транспортировку охотничьих рифов и трофеев. Радикальные антиохотничьи организации финансируют социальные выступления против охотников.

Авторы антиохотничьих статей часто намеренно занижают численность животных, обвиняя в этом охотников. Они отказываются различать легальную охоту и браконьерство. Агрессивные противники охоты не желают вникать в детали, изучать реальные угрозы дикой природе. Они не понимают, что настоящий армагедон для дикой природы в Африке – демографический взрыв и деградация среды обитания в результате неустойчивой хозяйственной деятельности.

Изменение естественных ландшафтов и растущей экологический след : распашка земель, чрезмерный выпас скота, строительство асфальтовых дорог, линий электропередач, водопользования, горы мусора, чрезмерная рекреационная нагрузка в виде строительства туристических баз, увеличение числа туристов и их требований туристов к уровню комфорта,

Тогда как охотники ищут не что иное, как нетронутые дикие пейзажи, где дикие животные не подвержены влиянию людей. Один такой охотник приносит такой же доход в нашу страну, как примерно 2000 туристов.

В Намибии противников охоты не очень много. Это горстка людей, но их голос слышен громче всех, потому что их финансово поддерживают мало осведомлённые люди, живущие в удобных квартирах современных городов и не понимающих, что на самом деле происходит в Африке.

Они публикуют в социальных сетях уродливые фотографии убитых животных и сопровождают их злобными комментариями.

Они не публикуют в соц сетях фотографии той работы, которую проводит NAPHA по переселению леопардов и львов в новые угодья, они не комментируют те усилия и затраты, которые несет NAPHA на борьбу с браконьерством. Они не упоминают, сколько миллионов гектаров территорий оказались не изменены хозяйтсвенной деятельностью, потому что общины живущие на этих территориях удовлетворяют все свои жизненные потребности с помощью устойчивой охоты. Если бы им запретили заниматься охотой, они бы занялись чем другим, что нанесло бы больший ущерб природе. Когда мы выдаем лицензии на проблемных животных, нападающих на людей, противники охоты называют это жестоким.

К сожалению, список можно продолжать и продолжать.

Язадаю вам вопрос! Кто наносит больший вред дикой природе? Тот, кто добывает ограниченное количество старых самцов, при этом сохраняя все экосистему, включая не только охотничьих животных, но и мелких. Или те, Те, кто уничтожает ландшафты? Кто убивает диких животных из нищеты? Или те, кто собирает среди доверчивой публики миллионы долларов, чтобы дезинформировать общественность и демонизировать охоту?

Ложь не становится истиной, неправда правдой, а зло не становится добром, только потому, что оно принято большинством.

Искаженная, заведомо неверная информация о проблемах животного мира морально недопустима в научном сообществе. Добросовестная информация является основой любого учреждения, будь то наука, правительство или частное предприятие. Если наши граждане не могут отличить факт от идеологического стереотипа, то весь проект цивилизации превращается в пыль. Средства массовой информации также должны лучше понимать свою ответственность перед общественностью и отказываться от откровенные лжи, даже если она замаскирована под благие намерения.

Дамы и господа, я сегодня бросаю этот камень в куст, в надежде, что из него не выскочит разъярённый леопард массовыхдогм и стереотипов, а поднятая проблема станет пищей для размышлений и взвешенного общественного обсуждения.

Дамы и господа, никогда еще наша дикая природа никогда не была более уязвимой, перед вызовами нашего века. Рост населения и увеличение технической мощи человека могут оставить нас без дикой природы. Никогда еще наше охотничье сообщество не было беспомощным перед влиянием общественного мнения. Мы ищем средства, способы и аргументы для поддержки и сохранения с таким трудом построенной системы сохранения природы нашей страны, нашего хобби и нашей истории. В защиту нашей концепции устойчивого использования мы применяем в основном аргументы финансовой выгоды.

Деньги и мясо - это сильные аргументы в пользу охоты, но давайте посмотрим правде в глаза, это побочные эффекты, которые способствуют сохранению. Вы когда-нибудь могли объяснить кому-то, почему вы действительно охотитесь? Разве это не время, когда мы становимся храбрыми? Разве это не время, когда вы начинает чувствовать и любить дикую природу? Мы ценим то, что любим. Мы инвестируем деньги в то, что любим. Мы инвестируем деньги в охрану, исследования и науку. Однако многие люди склонны игнорировать полученные нами знания и пытаются подменить их лозунгами.

Да, охота обеспечивает необходимый экономический стимул для сохранения наших диких мест и оправдывает их против давления альтернативного использования, такого как сельское хозяйство и животноводство. Охота сохраняет среду обитания, а без здоровой и естественной среды обитания у нас не останется дикой природы.

. Но, дамы и господа охота – это не только экономическая выгода, - это неотъемлемая часть нашей истории и культуры. Она помогает нам понять наше место на арене жизни, понять нашу роль в природе, осознать, что ни одно существо не является всемогущим или неуязвимым. Она говорит нам, что даже самые могущественные лица, даже короли императоры, даже кажущиеся незыблемыми догмы и стереотипы , в один прекрасный день превратятся в пыль. Мы привязаны к этому миру так же, как и самое маленькое животное, и поэтому наши судьбы переплетаются, мы все участники игры жизни и смерти. Охота заставляет нас осознать свое место в этом мире Муфаса рассказывая Симбе о возвращении на престол, посоветовал принять жизненные реалии и найти свое место в мире. Мы - охотники, тоже должны сыграть свою роль в сохранении того что мы любим и что нам дорого. Мы сохраняем только то, что любим. Мы любим только то, что понимаем. Мы понимаем то, чему нас учат. Нас учит наша история, наша культура, наша наука.

Я убежден, что если вы хотите что-то спасти - вашу душу, ваше сердце, ваши отношения, ваш брак, вашу семью, вашу страну или мир - вы встаете и сражаетесь. Никаких оправданий, никаких обходов, вы встаете и говорите, достаточно! Вы делаете то, что должны делать.

Одина из моих любимых антилоп - Орикс (Oryx gazella). Она большая и красивая. Она отлично приспособлена к суровым условиям. Орикс выбран национальным животным Намибии из-за его мужества и гордости. Это самый потрясающий фехтовальщик Намибии. И мы - охотники Намибии будем стараться соответствовать нашему национальному символу.

Изменено: Ph kz - 30.11.2018 09:28:46
Поездка в Джунгарию!, Отчет
 
С полем! Замечательная поездка!
Предложения по оптимизации управлению и ведению охотничьего хозяйства, НТС
 
Хорошо, что государство понимает, что охотничье хозяйство нужно вытягивать из хронической нерентабельности. Хорошо, что принцип адаптивного управления был впервые озвучен на официальном уровне. Следующий шаг это адаптация нормативной базы под принципы адаптивного управления. Адаптивное управление - это когда на максимально низком уровне, но квалифицированно решают, что, сколько и когда можно использовать. Жаль что пока коснулись только косметических вопросов, но лиха беда начало!
Изменено: Ph kz - 21.11.2018 09:54:59
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 

Абай Джаныбеков, заведующий отделом охраны и воспроизводства животного мира, Госагентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства Кыргызстана:


«При добыче диких животных законом предусмотрена выплата – от общей стоимости 25 процентов выделяется местным сообществам, 40 процентов – охотпользователю для проведения охранных и биотехнических мероприятий, а оставшиеся 35 процентов – уполномоченному на проведение охранных мероприятий, а также улучшение материально-технического обеспечения работников природоохранного ведомства. А чтобы мотивировать борьбу с браконьерством, мы ввели премию за задержание браконьеров. Иск о возмещении ущерба природной среде взимается в пользу государства. Из них в качестве вознаграждения 30 процентов начисляется тому работнику природоохранного ведомства, который задержал нарушителя и заактировал нарушение природоохранного законодательства».

SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 
Биолог и писатель из Южно-Африканской Республики Герхард Дамм (Gerhard Damm) много лет проработал в Международном совете по сохранению диких животных (International Council for Game and Wildlife Conservation). Из интервью для для передачи OutdoorKZ :
«Я гражданин Южно-Африканской Республики, но родился в Германии. Я жил в разных странах мира, работал в области охраны природы, а сейчас на пенсии, пишу научные статьи и научно-популярные книги на тему сохранения дикой природы.



Побывав на всех пяти континентах, я понимаю, что каждая страна имеет географические, социальные, культурные и экономические отличия. Те методы и подходы, что хорошо зарекомендовали себя в Южной Африке, могут не сработать, например, в Кыргызстане.


В каждой стране нужно искать свои подходы, свои оригинальные методы. Но общий принцип устойчивого использования природных ресурсов на благо населения может быть применён везде. Я думаю, участие в нашей встрече, здесь в Кыргызстане, очень важно для других центральноазитских государств, например для Казахстана. Каждая страна имеет собственные особенности, поэтому, чтобы представить картину в целом, мы должны узнать мнение специалистов, знающих эти особенности.
Я планирую приехать в Казахстан, чтобы познакомиться с местными практиками, концепциями охоты и улучшения жизни местных жителей путем устойчивого использования ресурсов дикой природы. Опыт всего мира показывает, что охота играет очень большую роль в устойчивом использовании ресурсов диких животных. Если природа не используется устойчиво, значит, скоро она не будет использоваться вообще. И наоборот.

Вот позитивный пример устойчивого использования природных ресурсов в Намибии. Охота в Намибии позволяет сохранять природу и одновременно создаёт рабочие места, обеспечивает доходами местное население. Негативный пример – это Кения, где охота была запрещена в 1977 году. И сегодня, в 2018-м, она потеряла примерно 80 процентов своего животного мира. Не только охотничьи виды, не только крупные животные, но и маленькие животные и растения повлияли на общую экологическую обстановку и жизненный уровень людей».
Изменено: Ph kz - 20.11.2018 07:07:28
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 
Цитата
Ph kz написал:
Цитата
aly написал:
Цитата
Ph kz написал:
Состоит оно из относительно местных жителей. Ведь алматинцы - жители Алматинской области? Можно ли считать охотхозяйства управляемые сообществом "ОхотникКЗ" community based
На сколько мне известно это сообщество ещё не имеет охотничьих хозяйств , но не важно они есть в Казахстанском Обществе Охотников и Рыболовов и ввиду отсутствия у нас общинной организации , эта форма ведения охотничьего хозяйства ориентированная на любительскую охоту , представляется единственно возможной , так как , финансировать ведение ОХ гораздо легче большой группой заинтересованных лиц- членов общества ... Естественно , все члены должны иметь одинаковые возможности и права , а также следовать единому своду правил (положению) . Пол года ведения работы в КООР ТАБИГАТ , показало явное недоверие Охотников подобным обществам , не смотря на транспарентность ведения дел и демократичные правила . Плюс, в виду ухудшающейся экономической ситуации , в стране снижается платежеспособный спрос на охотничий туризм , за несколько лет с 98 тысяч до 72 х. Правда количество ОХ тоже сокращается ... Опечатка
"ввиду отсутствия у нас общинной организации , эта форма ведения охотничьего хозяйства ориентированная на любительскую охоту , представляется единственно возможной"

Почему идея (community based) оказалась сейчас на гребне природоохранной волны? Очень просто: потому что успешный опыт в некоторых странах. наглядно показал, как это работает. Всем уже известен пример с мархуром, и вот Намибия тоже успешно развивает охотничий туризм. Принцип тут простой. Если дикие животные стоят гораздо дороже домашних ( один мархур 100 000 долларов, архар 25 000, да и марал 7 000 и даже косуля 1000 на международном охотничьем рынке стоит дороже домашней овцы), то местные жители (местные общины) в состоянии подсчитать, что им выгоднее устойчиво использовать свои земли, сохраняя популяциями диких животных. Получая выгоду от устойчивой охоты, они переходят от разведения домашних животных, браконьерства и других форм неустойчивого землепользования к устойчивому пользованию ресурсами диких животных.

Наше охотничье общество тоже можно ( с натяжкой назвать местным сообществом), но есть одно но.. У нас бы тоже этот принцип заработал, если бы в земельном кодексе существовала категория земель охотхозяйственного назначения. Но ее нет!

А раз нет, то охотпользователь не является землепользователем, то он и не может принимать за землепользователя никаких решений.
В Пакистане это работает, потому что местная община может распоряжаться своей землей, в Намибии тоже может, а у нас охотпользовтель не может . Поэтому у нас этот принцип работать не будет, до тех пор пока охотпользовтелям не удастся убедить депутатов принять соответствующий закон.
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 
Редактор журнала Орикс, https://www.fauna-flora.org/publications/oryx-international-journal-conservation издаваемым Кембриджским университетом
доктор Helen Schneide объявляет о создании специального раздела, посвященного гендерным аспектам сохранения биоразнообразия. В редакционной статье она задается вопросом как влияют гендерные различия на принятие решений в области управления ресурсами диких животных и призывает экспертов ответить на этот вопрос.
Тема вроде для нас не актуальная. Женщины используют природные ресурсы вместе с мужчинами. Жена браконьера, скорее всего, поддержит своего мужа, ведь он домой мясо приносит. А жена чабана, скажет что домашний скот важнее, чем дикие животные. Но на уровне общества гендерные различия все же имеют отличия, в том числе и у нас. Общественное мнение, в том числе в социальных сетях, формируют социально активные женщины. Среди экологических активистов больше женщин, у них больше свободного времени на такую активность. Среди антиохотничьих активистов тоже больше женщин, чем мужчин.

В развивающихся странах мужчины в целом получают больше выгод от устойчивого использования природных ресурсов, чем женщины. Госпожа Schneide считает, что гендерные вопрос в сфере сохранения биоразнообразия остаются не решенными и предлагает экспертам высказаться по этому поводу на страницах журнала Орикс.
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 
"ввиду отсутствия у нас общинной организации , эта форма ведения охотничьего хозяйства ориентированная на любительскую охоту , представляется единственно возможной"

Почему идея (community based) оказалась сейчас на гребне природоохранной волны? Очень просто: потому что успешный опыт в некоторых странах. наглядно показал, как это работает. Всем уже известен пример с мархуром, и вот Намибия тоже успешно развивает охотничий туризм. Принцип тут простой. Если дикие животные стоят гораздо дороже домашних ( один мархур 100 000 долларов, архар 25 000, да и марал 7 000 и даже косуля 1000 на международном охотничьем рынке стоит дороже домашней овцы), то местные жители (местные общины) в состоянии подсчитать, что им выгоднее устойчиво использовать свои земли, сохраняя популяциями диких животных. Получая выгоду от устойчивой охоты, они переходят от разведения домашних животных, браконьерства и других форм неустойчивого землепользования к устойчивому пользованию ресурсами диких животных.

Наше охотничье общество тоже можно ( с натяжкой назвать местным сообществом), но есть одно но.. У нас бы тоже этот принцип заработал, если бы в земельном кодексе существовала категория земель охотхозяйственного назначения. Но ее нет!

А раз нет, то охотпользователь не является землепользователем, то он и не может принимать за землепользователя никаких решений.
В Пакистане это работает, потому что местная община может распоряжаться своей землей, в Намибии тоже может, а у нас охотпользовтель не может . Поэтому у нас этот принцип работать не будет, до тех пор пока охотпользовтелям не удастся убедить депутатов принять соответствующий закон.
Изменено: Ph kz - 19.11.2018 07:47:06
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 
Опечатка "Казахстанское Обществе Охотников и Рыболовов"имел в виду
Изменено: Ph kz - 18.11.2018 22:43:27
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 
Цитата
aly написал:
Цитата
Ph kz написал:
Состоит оно из относительно местных жителей. Ведь алматинцы - жители Алматинской области? Можно ли считать охотхозяйства управляемые сообществом "ОхотникКЗ" community based
На сколько мне известно это сообщество ещё не имеет охотничьих хозяйств , но не важно они есть в Казахстанском Обществе Охотников и Рыболовов и ввиду отсутствия у нас общинной организации , эта форма ведения охотничьего хозяйства ориентированная на любительскую охоту , представляется единственно возможной , так как , финансировать ведение ОХ гораздо легче большой группой заинтересованных лиц- членов общества ... Естественно , все члены должны иметь одинаковые возможности и права , а также следовать единому своду правил (положению) . Пол года ведения работы в КООР ТАБИГАТ , показало явное недоверие Охотников подобным обществам , не смотря на транспарентность ведения дел и демократичные правила . Плюс, в виду ухудшающейся экономической ситуации , в стране снижается платежеспособный спрос на охотничий туризм , за несколько лет с 98 тысяч до 72 х. Правда количество ОХ тоже сокращается ... Опечатка
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 

Руководитель группы SULI Рози Кони (Rosie Coney)


« Как можно уменьшить основные угрозы животному миру и их среде обитания, такие как браконьерство, деградация мест обитания, чрезмерная сельскохозяйственная нагрузка? Мы считаем, что самый эффективный способ устранения этих угроз – создание таких условий, когда местные жители получают выгоды от использования этих ресурсов.


В этом случае они начинают ценить животный мир как ценный ресурс. Международный союз охраны природы имеет долгосрочную позицию по устойчивому использованию ресурсов дикой природы: животных и растений. Мы считаем, что устойчивое использование – это важнейший инструмент сохранения. Потому что выгоды, которые сообщества получают от этого использования, являются ключевым фактором мотивации людей сохранять собственную природу. Этот принцип распространяется также и на трофейную охоту.


Трофейная охота может быть очень плохо организована, а может быть очень хорошо организована. В мире есть очень много примеров, когда трофейная охота приносит большие выгоды сохранению диких животных, а также даёт средства к существованию местных жителей. Например, домашняя овца стоит на местном рынке пятьдесят долларов, а трофейный дикий баран может стоить 50 тысяч долларов. А экологическая нагрузка на горные сообщества от дикого барана меньше, чем от домашней овцы. Конечно, мы поддерживаем разумное использование природных ресурсов».

Изменено: Ph kz - 18.11.2018 22:40:27
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 

Канадский биолог Шейн Махони (Shane Mahoney) – один из авторитетных специалистов по крупным млекопитающим Северной Америки, активный деятель Международного союза охраны природы, публицист, в интервью передаче "OutdoorKZ":

. "Мы говорим об устойчивом использовании природных ресурсов. Мы знаем, что во всём мире дикие животные очень важны для сельских жителей. Все страны стараются сохранять и поддерживать свою дикую природу, потому что она делает страны сильнее, дикая природа делает страны богаче, она делает их привлекательнее для своих граждан, а также повышает их авторитет в международном сообществе. Цели и задачи Международного союза охраны природы очень широки.


Они включают широкий спектр деятельности, направленной на сохранение дикой природы.

Одно из направлений – поиск путей устойчивого использования ресурсов дикой природы на пользу людям без ущерба для природы. Например, международный рыболовный туризм, – это гораздо более устойчивый способ получения доходов местными жителями, чем промышленное рыболовство.

Спортивная рыбалка создаёт рабочие места и служит источником пищи. Также и спортивная охота может приносить доходы местным жителям.


Честная охота способствует экономическому развитию, обеспечивает доходы местным жителям, увеличивает мотивацию тех, кто занимается охраной и воспроизводством животного мира. Коротко говоря, стратегия нашей организации заключается в сохранении дикой природы в разных регионах мира путём повышения заинтересованности жителей этих регионов».

Изменено: Ph kz - 18.11.2018 19:06:09
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 
Директор проекта NACSO из Намибии, господин Макси пишет, что за последние годы в Намибии было создано 86 общественных охраняемых территорий, созданных на основах (community based) и 35 общинных лесов, которые охватывают примерно 20% территории страны. Биологи МСОП проводят оценку состояния популяций диких животных на этих территориях и приходят к выводу, что ситуация улучшается.


Идея "сомюнити бейс" сейчас очень популярна. Она поддерживается ООН,и всеми донорскими организациями. Практически ни одна природоохранная организация, даже охотничьи, не могут сейчас обойтись без этого слова local community . Если кто-то говорит, что я действую не на благо местных сообществ, а на свой карман, то ему трудно будет найти поддержку в любой международной организации. Но возникает вопрос, той общины, о какой идет речь в Пакистане и Намибии, в постсоветских странах уже лет сто как не существует. Сообщества есть. Есть в том числе сообщество охотников. Например "Казахстанское общество охотников и рыболовов - это сообщество.

Состоит оно из относительно местных жителей. Ведь алматинцы - жители Алматинской области? Можно ли считать охотхозяйства управляемые сообществом " community based?
Изменено: Ph kz - 18.11.2018 22:41:50
SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 
Если сообщения будут интересными для участников форума, они будут читать и обсуждать переводные материалы, то я буду каждый день (кроме командировок) переводить один/два материала . Если будет не интересно, то значит это лишняя работа. Итак попробуем.
Биолог дикой природы из Ирана phd Abdollah Salari спрашивает мнение экспертов, изучавших долгосрочную взаимосвязь между квотой на изъятие, динамикой численности животных и биологической емкостью угодий ( бонитетом по нашему). Ему отвечает сразу несколько экспертов:

Биолог Matt Lewis из США посоветовал ознакомиться с работами известного исследователя Shane Mahoney, много лет изучавшего динамику численности карибу в Ньюфаундленде.
https://safariclubfoundation.org/science/

По материалам исследований были опубликованы сотни статей и докладов, даже названия которых здесь невозможно перечислить, но упрощенно суть примерно такая: вспышки и депрессии численности карибу чередуются примерно по такому алгоритму: численность увеличивается до тех пор пока не превысит оптимальную норму, потом она резко падает и снова долго, медленно восстанавливается. Квота зависит не столько от балла бонитета, сколько от многих обстоятельств места и времени. Там, где плотность населения превышает оптимальную, квота оперативно увеличивается, там, где численность падает, изъятие снижается или даже вообще запрещается на какой-то срок. Эти меры регулирования должны совпадать во времени и пространстве. То есть, система управления должна быть не чугунной, а резиновой. Гибкой и адаптивной - чутко реагировать даже на небольшие локальные изменения.

SULi, SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию ресурсов животного мира
 

У меня появилась еще одна волонтерская нагрузка. Я буду переводить некоторые материалы SULi ( The IUCN Sustainable Use and Livelihoods Specialist Group ) .


Национальные эксперты этой группы присылают из разных стран отчеты, факты, мнения, которые позволяют расширить понимание процессов сохранения диких животных в разных странах и узнать об угрозах дикой природе, о проблемах и успешном опыте их решения в других странах.


Что такое SULi - это группа специалистов МСОП по устойчивому использованию и жизнеобеспечению, созданная Международным Союзом Охраны Природы в качестве совместной инициативы Комиссии по выживанию видов (SSC) и Комиссии по экологической, экономической и социальной политике (CEESP).


SULi iобъединяет около 300 экспертов из научных, правительственных, неправительственных, академических, межгосударственных организаций занимающихся проблемами сохранения дикой природы и выживания редких видов. МСОП поддерживает устойчивые практики использования ресурсов дикой природы, направленные на повышение благосостояния местного населения.

Так называемый "community based natural resource management".


В каждой стране, конечно, свои свои проблемы, свои особые условия, свои пути развития, но побольше узнать об опыте других стран не помешает.


Международный Союз Охраны Природы (МСОП), позиция по трофейной охоте
 
Proceedings of an international symposium on “The relevance of CBNRM to the conservation and sustainable use of CITES-listed species in exporting countries”, Vienna, Austria, 18-20 May 2011. IUCN and London, Gland, Switzerland & IIED, UK. Pp. 59-70

Пример 2. Охрана природы и трофейная охота в долине Тор-Гар (Пакистан)

Долина Тор-Гар («черные горы (холмы)» на пушту) находится в пакистанской провинции Белуджистан. В начале 1980-х годов дикий пряморогий мархур (Capra falconeri megaceros) и афганский баран (Ovis orientalis) оказались в этом регионе на грани истребления вследствие бесконтрольной охоты на них и конкуренции со стадами домашнего скота за доступ к пастбищам. Попытки поставить стихийную охоту под контроль оказались малоэффективными вследствие слабой институциональной базы и дефицита политической воли в стране. В середине 1980-х гг. старейшина одного из местных племен издал указ, запрещающий ведение охоты, но выполнение указа обеспечено не было. В 1986 г. местные вожди патанского племени Jazalai, при поддержке со стороны Федеральной службы США по охране рыбных и животных ресурсов дикой природы (United States Fish and Wildlife Service (USFWS)), инициировали общинную природоохранную программу под названием «Torghar Conservation Project» (TCP) (впоследствии проект был передан в управление Обществу охраны природы долины Тор-Гар (STEP)). В рамках проекта допускалось ведение трофейной охоты в ограниченных масштабах и при внимательном мониторинге, сначала только на барана, а позже также и на мархура, в целях формирования необходимых финансовых средств для найма местных жителей в качестве егерей (охранников) дичи и предоставления других выгод в интересах местного сообщества. В основе такого подхода находилось идея о том, что развитие местных источников существования на основе трофейной охоты должно привести к изменению отношения местных жителей к дикой природе, показывая им, что охрана природы может быть экономически целесообразной формой землепользования, и создавая стимулы для обеспечения соблюдения природоохранных норм и правил. В русле приверженности природоохранным приоритетам ведение трофейной охоты носило консервативный характер с изъятием 1-2 особей мархура и 1-4 особей барана в год.

Внимательно изучив предложенный план, члены племени приняли запрет на традиционную охоту в обмен на экономические выгоды от реализации природоохранной программы. Незаконная охота практически прекратилась. Притом что точный состав популяции установить невозможно в сложных условиях местности, повторное использование стандартизированных протоколов обследований позволяет констатировать уверенный рост популяций пряморогого мархура и афганского барана в долине Тор-Гар с момента запуска проекта. Обследования, проведенные биологами на средства службы USFWS, позволяют делать вывод о росте популяции мархура с уровня меньше 100 особей в 1990 г. до 2 541 особей в 2005 г., а баран populations increasing с 1 173 особей в 1994 г. до 3 146 – в 2005 г. В течение указанного периода программа постоянно испытывала дефицит поддержки со стороны государства, включая нежелание национальных регулирующих органов признать участие структур местного самоуправления в природоохранных усилиях, запреты на охоту, наложенные национальным Советом охраны природы, а также включение мархура в список Приложения I к CITES, что весьма затруднило вывоз трофеев на такие крупнейшие рынки,
16

как США. Однако, несмотря на все эти препятствия, программа выросла, сумев привлечь дополнительную поддержку со стороны Программы развития ООН (UNDP), пакистанского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF), Глобального экономического фонда (GEF) и других организаций. Хотя другие способы привлечения поступлений, включая экотуризм на основе фотографии, также рассматривались, регион является все же очень удаленным и едва ли может привлечь большое число посетителей.

Проект «TCP/STEP» также позволил создать значительные выгоды примерно для всех 400 семей, проживающих в данном районе. Поступления от трофейной охоты и донорской помощи позволяют выплачивать зарплату примерно 82 егерям (охранникам дичи) и направляются на такие местные нужды, как строительство водонапорных башен (водосборников), запруд и оросительных каналов (для обеспечения водоснабжения в периоды засухи), снабжение населения саженцами фруктовых деревьев, создание полевого госпиталя и проведение экстренных мероприятий по ликвидации последствий засухи.

Источники:

Frisina, M. & Tareen, S.N. (2009). Exploitation prevents extinction: Case study of endangered Himalayan sheep and goats. In: Recreational Hunting, Conservation and Rural Livelihoods: Science and Practice (eds. B. Dickson, J. Hutton & W.M. Adams). 1st edition, Wiley-Blackwell, Oxford, UK. pp. 141-156.

Rosser, A.M., Tareen, N и Leader-Williams, N. (2005 г.): «Трофейная охота и принцип предосторожности: пример с популяцией пряморогого мархура в районе горной долины ТорГар». Опубл. в книге «Биоразнообразие и принцип предосторожности: риски и неопределенности в охране природы и устойчивом использовании» (под ред. Р. Куни и Б. Диксона). Изд-во «Earthscan» (г. Лондон), сс. 55-72.

Valdez, R. 2008. Capra falconeri. In: IUCN 2011. IUCN Red List of Threatened Species. Version 2011.2. <www.iucnredlist.org>. Загруж. 27 марта 2012 г.

Woodford M.H., Frisina M.R. & Awan G.A. (2004). The Torghar Conservation Project: Management of the Livestock, Suleiman Markhor (Capra falconeri) and Afghan Urial (Ovis orientalis) in the Torghar Hills, Pakistan. Game and Wildlife Science 21: 177-187.
Международный Союз Охраны Природы (МСОП), позиция по трофейной охоте
 
организованная охотхозяйственная деятельность служит источником мяса для членов местных сообществ (многие из которых живут за чертой бедности) – так, стоимость мяса, полученного в результате трофейной охоты и (или) добытого на собственные нужды, составила 17 413 120 намибийских долларов (2,29 млн. долл. США) в период между 1998 и 2009 гг.7 (база данных NACSO (2010 г.)).

В рамках намибийской Программы природоохранной деятельности и практики управления рациональным использованием природных ресурсов на уровне местных общин (CBNRM) разработан богатый арсенал передовых инструментов и методик, позволяющий превратить устойчивую охоту в важный природоохранный фактор, включая:  порядок установки годовых квот для целей устойчивого изъятия – разрабатывается совместно с участием MET, НПО и руководством общинных заповедных зон на основе результатов ежегодных подсчетов дичи, отчетов охоттуроператоров и местных знаний сотрудников общинных заповедных зон, MET и НПО;  порядок проведения конкурсов на получение концессий на ведение трофейной охоты на территории общинных заповедных зон – здесь преследуется цель вывести охотхозяйственную деятельность на уровень рыночных цен в условиях максимальной прозрачности и укрепить отношения между органом управления общинной заповедной зоной и соответствующим охоттуроператором;  заключение договоров на ведение трофейной охоты – благодаря участию в движении общинных заповедных зон местные сообщества получили возможность реализовать свой потенциал и стать значимыми партнерами в деле развития, поддержки и организационного сопровождения охотхозяйственной деятельности, хотя многие еще продолжают интенсивный процесс обучения и обретения нового опыта;  планы и методики управления общинными заповедными зонами – средства, поступающие от возмездного пользования объектами живой природы, общинные заповедные зоны направляют на наем егерей из числа местных жителей и реализацию систем менеджмента и мониторинга, позволяющих предупреждать браконьерство, эффективно противодействовать ему и смягчать последствия учащающихся инцидентов противостояния между человеком и дичью.

Источники:

NACSO. 2010. Namibia’s communal conservancies: a review of progress 2009. NACSO, Windhoek, Namibia

Naidoo, R., Weaver, L. C., Stuart-Hill, G. и Tagg, J. (2011 г.). «Влияние биоразнообразия на экономические выгоды от использования общинных земель в Намибии». «Journal of Applied Ecology» № 48: сс. 310-316.

Weaver, C., Hamunyela, E., Diggle, R., Matongo, G. & Pietersen T. (2011). The catalytic role and contributions of sustainable wildlife use to the Namibia CBNRM programme. In: AbenspergTraun, M., Roe, D. & O’Criodain, C. eds. (2011). CITES and CBNRM. 7 Стоимость распределенного мяса рассчитывается на основе рыночных цен и средних показателей выхода мяса по диким животным, которые оказались объектом добычи, согласно записям учета, ведущимся общинными заповедными зонами в книгах «Event Boo
Международный Союз Охраны Природы (МСОП), позиция по трофейной охоте
 
восстановления большого числа видов, включая жирафу, антилопу красную (Alcelaphus buselaphus/caama), импалу чернолицую (Aepyceros melampus petersi) и носорога черного. Более того, общинные заповедные зоны, многие из которых примыкают к особо охраняемым природным территориям или расположены в непосредственной близости от них, способствуют укреплению системы ООПТ Намибии путем обеспечения благоприятных для дичи условий по соседству с ООПТ страны и благодаря созданию сообщающих коридоров между ними (для перемещения животных между [национальных] ООПТ).

Одним из основных движителей этих перемен стала трофейная охота. Именно она, несомненно, стала крупнейшим источником выгод от устойчивого потребляющего использования дикой природы, при этом в течение 2011 года на территории 41 общинной заповедной зоны предлагалось 40 концессия для трофейной охоты. С момента регистрации первых четырех общинных заповедных зон в 1998 г. всего было открыто 97 948 кв. км. под концессии для трофейной охоты на условиях общинного управления. По данным NACSO (2011 г.), выгоды от потребляющего использования дикой природы – в виде денежных средств, занятости и в натуральном выражении (преимущественно в виде мяса), – полученные общинными заповедными зонами и их членами в период с 1998 по 2009 гг., составили 76,5 млн. намибийских долларов (10,17 млн. долл. США). По мере того, как выгоды от потребляющего использования дикой природы повлекли за собой восстановление популяций диких животных на фоне снижения уровня браконьерства, эти восстановительные процессы создали условия, в свою очередь, для распространения таких непотребляющих форм использования, как туризм, тем самым более чем вдвое увеличив поступления в местные бюджеты. В 2011 году на территории созданных общинных заповедных зон действовало более 30 турбаз и 24 турлагерей, учрежденных в форме совместных предприятий, что позволило создать значительные материальные выгоды в интересах общинных заповедных зон (в т.ч. в виде денежных средств, новых рабочих мест и в натуральном выражении) в размере 102,8 миллионов намибийских долларов (13,64 миллионов долларов США) в период с 1998 по 2009 гг. Создаваемые туристические предприятия оказались сильными дополнениями к практиковавшимся ранее формам потребляющего использования (главным образом, в виде трофейной охоты), которые продолжали приносить в бюджет общинных заповедных зон основную часть поступлений в виде денежных средств (которые могут быть направлены на нужды хозуправления дикой природой и на цели развития местных сообществ), а туроператоры становились при этом главным генератором индивидуальной занятости в интересах членов общинных заповедных зон. Выгоды от потребляющего использования имеют больше значение, поскольку они могут начать проявляться уже тогда, когда популяции диких животных находятся еще на недостаточном для привлечения и поддержки туризма уровне, создавая благоприятнее условия для их восстановления до уровней, на которых может стать перспективным, например, фототуризм.

К направлениям развития местных сообществ, финансируемым за счет поступлений и других выгод, извлекаемых из устойчивого использования [дикой природы], относятся, среди прочего, работы по улучшению школ, обновлению школьных помещений и оборудования; ремонтно-восстановительные работы в сельских поликлиниках и фельдшерских пунктах; оказание материальной помощи пенсионерам; создание стипендиальных фондов; организация транспортировки больных и (или) раненых; смягчение конфликта между человеком и дикой природой; а также спонсорство местных спортивных команд. Наконец,
Международный Союз Охраны Природы (МСОП), позиция по трофейной охоте
 
дичью и порядок ее использования. На территории таких заповедных зон общинного значения предусматривается возможность разных видов потребляющего использования дикой природы, включая трофейную охоту, изъятие дичи для личного потребления и продажу добытых животных живым весом, а также таких форм непотребляющего использования, как туризм. При этом все поступления от использования и управления остаются в распоряжении самих общинных заповедных зон.

Движение общинных заповедных зон стало быстро распространяться по стране вместе с их последствиями для охраны природы. В настоящее время в стране действует сеть из 71 зарегистрированной общинной заповедной зоны, охватывающая территорию в 14,98 млн. гектаров (при этом создается еще 20 общинных заповедных зон) и включающая порядка 240 тыс. членов. Только действующие общинные заповедные зоны означают, что 18,2% поверхности земли Намибии находятся в управлении с учетом природоохранных задач, что выгодно отличается от предыдущего положения вещей, когда эти территории были ареной продолжительных конфликтов между человеком и животным миром, бесконтрольного браконьерства и низких уровней развития дикой природы.

Устойчивое использование дикой природы является мощным катализатором, способствующим восстановлению фауны на общинных территориях. До внедрения практики создания общинных заповедных зон дичь на общинных территориях Намибии была практически истреблена и сведена во многих случаях к самым низким уровням за всю историю страны. Фауна традиционно воспринималась местными сообществами, главным образом, как угроза их традиционным источникам существования и практически исключительно как объект браконьерства для целей пропитания. Появление общинных заповедных зон резко изменило такое отношение к дикой природе. Дикая природа во все большей степени рассматривается как ценный актив, а растущие популяции диких животных приносят больше поступлений в кассу администраций заповедных зон, способствуют созданию новых рабочих мест для их членов, увеличению объемов заготавливаемого мяса дичи на уровне домашних хозяйств, а также накоплению дополнительных объемов средств для финансирования программ развития сельских районов. В результате браконьерство стало социально неприемлемой практикой, а в большинстве районов, где общинные заповедные зоны действовали в течение определенного периода времени, наблюдается необыкновенно уверенное восстановление популяций диких животных. Например, на общинных землях северо-востока Намибии в период с 1994 по 2011 гг. поголовье слонов выросло с 12 908 примерно до 16 993; соболя от 724 примерно до 1 474 и антилопы импалы обыкновенной – от 439 до 9 374. В северо-западной части Намибии6 в период с начала 1980-х гг. до настоящего времени поголовье пустынных слонов выросло примерно со 150 примерно до 750 особей; популяция горной зебры Хартманна (equus zebra hartmannae) – примерно с < 1 000 до > 27 000 и, наконец, популяция черного носорога более чем утроилась, став крупнейшей свободной популяцией носорога в мире. С 1995 года популяция льва в этом же районе страны выросла примерно с 20 примерно до 130 особей на фоне невероятно быстрого расширения ареала распространения этого вида. На территории общинных заповедных зон с низкой плотностью отдельных видов или видов, которые были на грани исчезновения на местном уровне, наблюдалось восстановление популяций диких животных. Благодаря этому удалось добиться 6 Программы найма егерей для охраны дичи – предшественницы нынешней модели – были внедрены в этих районах в начале 80-х гг. XX-го века.
Международный Союз Охраны Природы (МСОП), позиция по трофейной охоте
 
устойчивыми, но при этом не формировать стимулы для охраны природы и связанные с этим выгоды.

Хотя ни МСОП, ни КВВ в настоящее время непосредственно не занимаются поддержкой или сертификацией программ трофейной охоты, эти структуры считают, что для обеспечения авторитетности такой поддержки или сертификации их должна проводить признанная независимая организация. Ничто в настоящем документе не рассчитано на то, чтобы истолковываться как какая-либо конкретная поддержка или критика в отношении какой-либо конкретной программы трофейной охоты.

Приложение 1. Трофейная охота как составляющая часть природоохранной стратегии: конкретные примеры

Примечание: Поскольку трофейная охота может по-разному влиять на природоохранные процессы, представляется целесообразным предложить читателю небольшой набор наглядных примеров, иллюстрирующих как положительные, так и отрицательные последствия такого возможного влияния. Ниже приводятся два примера, свидетельствующие в целом о положительном влиянии трофейной охоты на природоохранную деятельность. Желающие могут сообщать нам о других примерах – как положительного, так и отрицательного влияния трофейной охоты на охрану природы, – при этом в случае примеров отрицательных последствий нами будет проявлена деликатность, чтобы не обвинять и не критиковать какуюлибо из групп или какое-либо из государств из числа членов нашей организации.


Пример 1. Трофейная охота на территории заповедных зон местного (общинного) значения в Намибии

Положительный опыт с реализацией программы создания и использования общинных заповедных зон («conservancies») в Намибии многими признается историей успеха в области природоохранных усилий и развития сельских районов, в которой одно из ключевых мест занимает именно трофейная охота. Новаторские реформы законодательства, проведенные в середине 90-х годов XX-го века, предусматривали механизм обусловленной передачи прав на хозяйственное администрирование и использование объектов дикой природы, расположенных на общинных землях, местным общинам при условии создания ими совместными усилиями заповедных зон («conservancies»). Такой подход основывался на намерении реформаторов передать права на дикую природу и выгоды от ее использования местным общинам, которые нередко рассматривались природоохранными структурами колониальных властей как «браконьеры», в целях поощрения местных общин к тому, чтобы они научились уживаться с дикой природой, ценить ее и извлекать из нее выгоду. При создании заповедной зоны общинного значения («conservancy») жители общины должны определиться с составом учреждаемого образования, обозначить его границы и учредить органы управления; разработать и принять Устав и другие необходимые учредительные документы; согласовать метод (формулу) равноправного и справедливого распределения извлекаемых выгод и, наконец, разработать план устойчивого хозяйственного управления
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 59 След.